Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

ЮАР. 18 сентября 2018 года Конституционный суд Южно-Африканской Республики вынес постановление, в котором подтвердил, что положения Акта о наркотиках и наркоторговле 1992 года в части, распространяющей запрет на выращивание на частной территории растений конопли для личного потребления, не соответствуют Конституции.

Поводом к рассмотрению дела явилось обращение заинтересованных лиц с заявлением об оспаривании приказа о неконституционности указанных выше положений, вынесенного Высоким судом Западно-Капской провинции по итогам рассмотрения ряда схожих дел. В соответствии со статьёй 169 Конституции ЮАР высокие суды провинций уполномочены принимать решения по любому конституционному вопросу, за исключением дел, которые входят в компетенцию Конституционного суда, а также дел, которые актом парламента были переданы другому суду, имеющему статус, аналогичный статусу Высокого суда. При этом, согласно статье 172 Конституции, Верховный апелляционный суд, Высокий суд или суд аналогичного статуса могут издать приказ относительно конституционности акта парламента, провинциального акта или любого действия Президента, но приказ о неконституционности акта вступает в силу только лишь в случае его подтверждения Конституционным судом.

Предметом рассмотрения Конституционного суда явилась неопределённость в вопросе о том, соответствует ли Конституции ЮАР нормативное регулирование отношений, связанных с обращением растений конопли (каннабиса), закреплённое в положениях различных законодательных актов.

В мотивировочной части постановления Конституционный суд провёл анализ позиции Высокого суда Западно-Капской провинции, сформированной последним при рассмотрении ряда однородных жалоб. Особое внимание уделено существующим в доктрине и зарубежной практике подходам к толкованию права на неприкосновенность частной жизни, его содержанию и соотношению с иными правами человека и гражданина. По мнению Конституционного суда, установленные ограничения являются превышением допустимых пределов регламентации образа жизни и неоправданным вторжением в сферу частной жизни личности, в силу чего являются «конституционно недействительными».

В соответствии со статьёй 14 Конституции ЮАР каждый имеет право на неприкосновенность личной жизни, включающую в себя: неприкосновенность личности; неприкосновенность жилья при обыске; неприкосновенность собственности при обыске; запрет наложения ареста на имущество; тайну личного общения. Исследуя природу права на неприкосновенность личной жизни, Конституционный суд использовал подходы и правовые позиции, в соответствии с которыми оно может быть определено как «право быть оставленным в покое», а пределы права на неприкосновенность ограничены законными ожиданиями на невмешательство извне. Право на неприкосновенность личности в контексте обращения с наркотическими средствами и психотропными веществами обладает содержанием, которое, следуя судебной практике штата Аляска по рассмотрению спорных вопросов владения марихуаной, рассматривается как право на владение и потребление таких веществ в доме или помещении. Исключение составляют случаи, когда государство не располагает достаточными аргументами в пользу того, что запрет владения марихуаной в домашних условиях неотъемлемо служит достижению законного государственного интереса.

Рассуждая о пропорциональности оспариваемого ограничения, Конституционный суд отметил, что ограничение прав личности возможно лишь на основе закона и должно быть основано на таких принципах, как достоинство человека, равенство прав и свобод личности, а оспариваемый запрет невозможно отнести к мерам, влекущим минимальные ограничения возможностей личности, в силу чего спорные положения не являются должным образом обоснованными.

При этом, оценивая социальные риски и возможные негативные последствия легализации потребления каннабиса, Конституционный суд обратил внимание на недостаточность данных, подтверждающих эффективность мер по криминализации потребления растений, содержащих наркотические и психотропные вещества, а также обосновывающих достаточным образом допустимость легализации потребления каннабиса. Значимым при принятии Высоким судом решения фактором стал опыт зарубежных юрисдикций, исключивших применение мер ответственности за использование каннабиса для личного потребления. Однако сложным для решения на практике остаётся вопрос применения количественного критерия при определении размера культивируемого или хранимого растения, содержащего наркотические средства или психотические вещества, для личного потребления, что в свою очередь предоставляет свободу усмотрения сотрудникам полиции.

Конкретизируя понятие частной территории в части, касающейся выращивания и потребления каннабиса, Конституционный суд отметил, что данное понятие не следует отождествлять исключительно с частным домом, частным жилищем. При разрешении споров значимым для дела является личное потребление, то есть потребление в отсутствие детей, публики и лиц, не согласных с данной моделью поведения.

Постановление Конституционного суда также включает в себя предписание парламенту об устранении «конституционных дефектов» в течение 24 месяцев и внесении соответствующих изменений в действующее законодательство.

назад
 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности