Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Германия. 12 июня 2018 года Федеральный конституционный суд Германии вынес решение по делу о праве на забастовки для гражданских служащих. Заявителями выступили четыре учителя, работающие в государственных школах трёх разных земель Германии.

До конституционного процесса заявители в рабочее время участвовали в протестах и забастовках, организованных профсоюзами (в которые входят также учителя частных школ). Государственные органы посчитали, что такое участие несовместимо с фундаментальными обязанностями гражданских служащих, тем более учителя покинули рабочие места без разрешения руководства. Заявители проиграли в судах дисциплинарные споры. В настоящее время в Германии работают свыше 800 тысяч учителей, из которых только четверть не являются государственными служащими.

Отклоняя конституционные жалобы, Федеральный конституционный суд сформулировал два принципиальных аргумента: первый – о традиционности запрета на забастовки для гражданских служащих, второй – о совместимости собственного решения с практикой Европейского Суда по правам человека, на которую ссылались заявители.

Развивая положения первого аргумента, Федеральный конституционный суд указал, что свобода ассоциации гарантирована статьёй 9 Основного закона Германии, но в этом деле её ядро не ограничивается. Запрет проведения забастовок для гражданских служащих является неотъемлемым и традиционным принципом немецкого административного права, что выражается в длительности его существования (со времён Веймарской республики) и устойчивости. Содержательно запрет на забастовки связан с обязанностью подчинения государству и принципом алиментности государственной службы (Alimentationsprinzip, статья 33 Основного закона Германии). Конституционные положения напрямую не предусматривают запрет на забастовки, но законы земель содержат требования подчинения учителей инструкциям и указаниям, а также запрет покидать рабочее место, что в совокупности означает фактический запрет бастовать. Конституционная свобода ассоциаций, включающая право создавать профсоюзы, в данном случае не может быть распространена на право гражданских служащих участвовать в трудовых спорах в форме забастовки.

Запрет бастовать выдерживает и принцип «практического конкорданса» (нем.: praktische Konkordanz). Так, конституционный конфликт между правом создавать профсоюзы и участвовать в их работе с обязанностью учителей служить государству и подчиняться указаниям должен быть разрешён в пользу обязанностей. Государство при этом предоставляет служащим целый набор компенсаторных механизмов. В частности, при изменении законодательства о госслужбе (включая вопросы жалования для учителей) привлекаются профсоюзные организации. Другая компенсация – принцип алиментности, который предоставляет дополнительные гарантии при оспаривании государственных действий в суде.

Предоставление права на забастовки учителям повлечёт за собой перестройку принципов административного права в целом. Это приведёт к отказу от гарантий стабильного управления и выполнения государственных задач. Выделение категории гражданских служащих, имеющих право на забастовки, подорвало бы чётко структурированный характер Закона о гражданской службе Германии и создало бы неравные возможности в отстаивании условий труда для разных категорий служащих.

Лишение права на забастовку не противоречит принципу открытости немецкого права к международному праву, в частности Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). Недавно Европейский Суд по правам человека расширил собственное понимание гарантий права на свободу мирных собраний и ассоциации с другими, включающее право на создание профсоюзов (статья 11 Конвенции). Заявители ссылались на ряд дел против Турции (Enerji Yapi-Yol Sen v. Turkey, Demir and Baykara v. Turkey, Seyhan v. Turkey, Çerikci v. Turkey). Но эта практика не свидетельствует о нарушении Германией конвенционных норм, поскольку практика Европейского Суда должна применяться с учётом принципа контекстуализации Конвенции (статья 46). Текущая правовая ситуация в Германии не требует расширения права на участие в работе профсоюзов до права на участие в забастовках для гражданских служащих.

Отсутствие права на забастовку является вмешательством, которое вполне может быть оправдано в рамках конвенционных обязательств. Если ограничения конвенционных прав касаются самой сути права, то такие ограничения могут быть оправданы только насущной социальной необходимостью. Если затрагивается не ядро права, а второстепенный элемент (как в случае с забастовками), то свобода усмотрения государств становится шире и вмешательство может быть признано пропорциональным. Суд также указал, что возможности конвенционной интерпретации прав человека заканчиваются там, где она
становится несовместимой с признанными методами толкования национальной конституции, как в рассмотренном деле. Международное право должно быть дружественно Основному закону. Более того, сопоставление интересов в данном случае должно включать и оценку значимости сферы работы заявителей – образования. В области образования запрет на забастовку необходим и разумен в связи с выполнением государственного образовательного мандата и защитой основных прав заинтересованных сторон. Конвенция в статье 11 позволяет вводить ограничения права на ассоциацию для служащих государственной администрации, к которым учителя государственных школ относятся в полной мере.

назад
 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности