Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       

Турция. 11 января 2018 года Конституционный суд Турции вынес очередное постановление, в котором признал арест журналистов оппозиционных изданий не соответствующим Конституции Турции.

Заключение под стражу Мехмета Алтана и Сахина Алпая на срок свыше года было связано с выдвижением против них обвинения в связях с террористическими группами, принявшими участие в военном перевороте с целью свержения правительства в июле 2016 года.

В своём решении Конституционный суд (далее – Суд) признал применённое в отношении журналистов задержание незаконным и нарушающим закреплённое в статье 19 Конституции право на свободу и личную неприкосновенность. Анализируя доводы государства, Суд подчеркнул, что применённое ограничение прав человека не соответствует критериям соразмерности и обоснованности. Вместе с тем, учитывая фактические обстоятельства дела и тот факт, что отсутствует подтверждение достаточности оснований для применения меры в виде ограничения свободы и обоснования невозможности использования иных мер воздействия, органы государственной власти вышли за пределы своего усмотрения.

По мнению высшей судебной инстанции, позиция государства о допустимости применения ареста в отношении журналистов в условиях чрезвычайного положения не может быть признана состоятельной. В соответствии со статьёй 15 турецкой Конституции допускается приостановление осуществления основных прав и свобод в период военного времени, мобилизации, чрезвычайного или военного положения при условии, что обязательства, вытекающие из международного права, не нарушены.

В то же время права человека на жизнь, на неприкосновенность материального и духового достояния личности неприкосновенны, за исключением смерти, наступившей в соответствии с законами военного времени и при исполнении смертных приговоров. Ни-кто не может быть принуждён к выражению своего отношения к религии, убеждений или мнения и обвинён за них. Никто не подлежит наказанию за деяние, которое законом, действовавшим в момент его совершения, не признавалось преступлением или проступком, а также никто не может быть признан виновным, пока его виновность не будет доказана в суде. Право человека на свободу и личную неприкосновенность является основополагающим правом, произвольное вмешательство в которое недопустимо. Вмешательство же властей в нарушение вытекающего из статьи 19 права на безопасность не может быть признанно легитимным.

Исследуя вопрос о допустимости ограничения свободы мысли и убеждений, в том числе права распространять свои мысли, Суд активно ссылался на практику Европейского Суда по правам человека по вопросам свободы выражения мнений. Признавая данное право одним из требований демократического общества, ориентированных на создание среды для развития личности, Суд отметил особую значимость распространения информации и обеспечения доступа к ней. В то же время, анализируя содержание статей 26, 27 и 28 Конституции, закрепляющих свободу печати и основания её ограничения, Суд указал, что допустимые ограничения, предпринимаемые в соответствии со статьёй 13, а также буквой и духом Конституции с целью защиты территориальной и национальной целостности государства, национального суверенитета Республики, национальной безопасности, общественного порядка, всеобщего мира, общественного интереса, общественной нравственности и здравоохранения должны быть «соразмерны и пропорциональны» угрозам, что не было достигнуто в рассмотренном случае.

Следует отметить, что данное решение не является единственным и уникальным в практике Суда. Аналогичное постановление в отношении работников СМИ уже было принято в 2016 году.

Вынесенное постановление породило волну протеста и вызвало критику среди представителей власти. По мнению вице-премьера Турции Бекира Боздага, осуществив, по сути, пересмотр ранее принятых решений в отношении журналистов и выступив тем самым в роли апелляционной инстанции, Суд превысил свои полномочия. Вопреки выраженной Судом позиции, уголовные суды продлили журналистам срок их содержания под стражей.

назад
 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности