Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

07.05.2015 Комментарий Дмитрия Бартенева решения Конституционного Суда России о ВИЧ-инфицированных иностранцах

Дмитрий Бартенев – кандидат юридических наук, преподаватель кафедры международного права Санкт-Петербургского государственного университета, адвокат

1. Суть вопроса, поставленного перед КС России

В деле, которое завершилось принятием Конституционным Судом России Постановления от 12 марта 2015 года № 4-П (далее – решение КС России), перед судом был поставлен вопрос о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации взаимосвязанные положения ряда российских законов, предусматривающих безусловный запрет на въезд и временное пребывание (проживание) на территории России иностранцев по одному лишь формальному основанию – наличию ВИЧ-инфекции, вне зависимости от того, имеются ли у таких иностранцев семейные связи в России и без учета того, каким образом невозможность въезда и проживания в России может отразиться на самой возможности сохранения и поддержания семейных отношений.

2. Кто и связи с какими обстоятельствами обратился в КС России в настоящем деле

В КС России были направлены три самостоятельные жалобы, в каждой из которых заявителями выступали двое супругов: иностранец, у которого выявлена ВИЧ-инфекция, и его (ее) супруг – гражданин России. Во всех трех случаях иностранцам, несмотря на наличие семейных отношений с гражданином России (а в ситуации двух супружеских пар – несмотря также на наличие совместного ребенка), было отказано во въезде или во временном пребывании на территории России исключительно по мотивам наличия у них ВИЧ-инфекции. При этом суды не исследовали или отказались применить ранее сформулированные Конституционным Судом правовые позиции и признать значимыми семейные связи заявителей как исключительное гуманитарное основание для обеспечения возможности въезда и проживания заявителей-иностранцев в России несмотря на наличие у них ВИЧ-инфекции.

3. Позиция заявителей

Заявители требовали признать неконституционными следующие взаимосвязанные положения законов:

  • часть четвертую статьи 25.10 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», согласно которой в случае, если пребывание (проживание) иностранного гражданина или лица без гражданства, законно находящихся в Российской Федерации, создает реальную угрозу здоровью населения, может быть принято решение о нежелательности пребывания (проживания) данного иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации
  • подпункт 13 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», согласно которому разрешение на временное проживание иностранному гражданину не выдается, а ранее выданное разрешение аннулируется в случае, если данный иностранный гражданин является больным наркоманией, либо не имеет сертификата об отсутствии у него заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), либо страдает одним из инфекционных заболеваний, которые представляют опасность для окружающих
  • пункт 2 статьи 11 Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», согласно которому в случае выявления ВИЧ-инфекции у иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, они подлежат депортации из Российской Федерации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

По мнению заявителей, указанные положения законов не соответствуют Конституции России в той мере, в какой они позволяют правоприменительным органам депортировать иностранных граждан, состоящих в браке с гражданами Российской Федерации, и (или) отказывать им во въезде в Российскую Федерацию, а также в выдаче разрешения на временное проживание в Российской Федерации по одному лишь формальному основанию - наличию ВИЧ-инфекции и не обязывают эти органы учитывать гуманитарные соображения и соблюдать семейные права.

Заявители не просили Конституционный Суд признать данные законы не соответствующими конституционному принципу запрета дискриминации. Из текста решения КС также не усматривается, ставили ли заявители перед Конституционным Судом вопрос о пересмотре ранее сформулированных им правовых позиций, согласно которым при принятии решения о невозможности пребывания ВИЧ-инфицированного иностранца правоприменительные органы обязаны учитывать гуманитарные соображения и не вправе принимать такое решение исключительно по мотиву наличия ВИЧ-инфекции.

4. История вопроса

Ранее в аналогичных ситуациях заявители пытались добиться признания неконституционными по сути тех же законоположений. В обоих случаях Конституционный Суд отказывал в принятии жалоб к рассмотрению, указывая однако, что оспариваемые законы не должны пониматься формально: суды общей юрисдикции при проверке решений уполномоченного органа исполнительной власти о нежелательности пребывания ВИЧ-инфицированного иностранного гражданина в Российской Федерации или об отказе такому лицу во въезде в Российскую Федерацию не вправе ограничиваться установлением только формальных оснований применения норм законодательства и должны исследовать и оценивать наличие реально существующих обстоятельств, служащих основанием признания таких решений необходимыми и соразмерными[1].

Между тем, поводом для рассмотрения и вынесения посатновления по существу настоящей жалобы стала констатация Конституционным Судом того, что правоприменители не в полной мере учитывают вышеуказанные правовые позиции.

Однако в настоящем деле Конституционный Суд не просто повторил свою выраженную ранее правовую позицию, придав ей форму постановления, а не «отказного» определения, как в предыдущих делах. В настоящем постановлении Конституционный Суд пошел гораздо дальше, и сделал ряд важных юридических выводов, которые должны способствовать преодолению стигматизации ВИЧ-позитивных граждан в целом, а не только иностранцев.

5. Содержание и значение решения КС

В итоге Конституционный Суд признал все взаимосвязанные положения законов противоречащими Конституции России в той мере, в какой эти положения позволяют принимать в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства, члены семьи которого постоянно проживают на территории Российской Федерации, решение о нежелательности его проживания в Российской Федерации и о его депортации либо об отказе такому лицу во въезде в Российскую Федерацию, в выдаче разрешения на временное проживание в Российской Федерации или об аннулировании ранее выданного разрешения

  • исключительно на основании факта наличия у такого лица ВИЧ-инфекции,
  • при отсутствии как нарушений с его стороны требований, которые установлены законодательством в отношении ВИЧ-инфицированных лиц и направлены на предотвращение дальнейшего распространения данного заболевания,
  • так и иных обстоятельств, свидетельствующих о необходимости применения к этому лицу подобных ограничений.

Бремя доказывания наличия таких нарушений или иных обстоятельств очевидно лежит на властях – то есть на Роспотребнадзоре, который уполномочен принимать решение о нежелательности пребывания иностранца в России по мотивам наличия у него ВИЧ-инфекции, или на ФМС России, которая уполномочена отказывать в выдаче разрешения на временное пребывание (проживание) в России. Следовательно, если у иностранца имеется член семьи, постоянно проживающий в России, и при отсутствии сведений о нарушении иностранцем требований, связанных с наличием у него ВИЧ-инфекции, ему не вправе отказать во въезде или в пребывании в России.

6. Какие ещё правовые последствия решения КС возможны

В настоящее время в на рассмотрении Европейского Суда по правам человека находятся несколько жалоб ВИЧ-позитивных иностранцев, которым российские власти не позволили въехать или проживать в России, несмотря на наличие семьи. В прошлом году ЕСПЧ поставил перед российскими властями вопрос о системном характере данной проблемы. С учетом этого возможно, что решение КС, если оно действительно будет выполняться на практике, поможет правительству России доказать в ЕСПЧ, что данная проблема перестала быть системной.

Конституционный Суд сделал вывод о недопустимости дискриминации ВИЧ-инфицированных иностранцев, но только в том случае, если у них имеются семейные узы с гражданами России. Между тем, аргументируя свой вывод, КС по сути исходил из того, что оспоренные ограничения на пребывание в России иностранцев не являются адекватными цели защиты общественного здоровья, поскольку само по себе наличие ВИЧ-инфекции не позволяет рассматривать такое лицо в качестве несущего повышенные риски для окружающих сверх обусловленных свойствами данного заболевания[2]. Хотя Конституция России не гарантирует иностранцам право на въезд в Россию наравне с гражданами, законно находящиеся на территории России иностранцы, следуя логике КС РФ, не должны подвергаться дискриминационному отношению вне зависимости от наличия у них семейных уз в России.

 


[1] Определения КС РФ от 12 мая 2006 года № 155-О и от 4 июня 2013 года № 902-О.

[2] «Применительно к ВИЧ-инфекции в настоящий момент мировым сообществом признано, что наличие таковой у лица не должно рассматриваться как условие, создающее угрозу для здоровья населения, поскольку вирус иммунодефицита человека, хотя он и является инфекционным, передается не в результате присутствия инфицированного лица в стране или при случайном контакте через воздух или общие носители, такие как еда или вода, а через конкретные контакты, которые почти всегда являются частными». Заявление Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу и Международной организации по миграции об ограничениях права на передвижение в связи с ВИЧ/СПИДом, принятое в июне 2004 года.

 
Быть в курсе!
Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи