Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       

23.12.2015

Дело об обысках в отношении адвокатов: Институт права и публичной политики подготовил  научно-экспертное заключение Amicus Curiae

21 декабря 2015 года Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление от 17 декабря 2015 года № 33-П по делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 УПК Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других. Заявители в данном деле оспаривали конституционность указанных законоположений, определяющих основания и порядок производства обыска, в той мере, в какой они позволяли суду санкционировать обыск в помещении адвокатского образования с изъятием документов и материалов, содержащих адвокатскую тайну.

В данном постановлении Конституционный Суд выявил конституционно-правовой смысл оспоренных норм УПК Российской Федерации с учетом необходимости обеспечения защиты адвокатской тайны. В частности, Суд постановил следующее:

а) обыск, связанный с доступом к адвокатскому производству, может проводиться лишь при наличии достаточных для этого оснований;

б) в судебных решениях, санкционирующих обыск, должны быть конкретизированы объекты, подлежащие в ходе данного следственного действия поиску и изъятию;

в) исследованию и изъятию в ходе обыска не могут быть подвергнуты материалы:

  • не связанные непосредственно с уголовно противоправными нарушениями со стороны как адвоката, так и его доверителя;
  • не связанные c другими преступлениями, совершенными третьими лицами;
  • не связанные с хранением орудий преступления или предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен на основании закона;

г) в ходе обыска в служебных помещениях адвокатов запрещена видео-, фото- и иная фиксация материалов адвокатских производств в той их части, которая составляет адвокатскую тайну.

Кроме того, в мотивировочной части Постановления Суд подчеркнул, что законодатель вправе предусмотреть правовой механизм, позволяющий при проведении обыска в отношении адвоката обеспечить дифференцированный подход к исследованию материалов в зависимости от наличия в них сведений, составляющих адвокатскую тайну. Полагаем, что таким механизмом может стать введение законодательного предписания об участии в обыске независимых третьих лиц в целях защиты адвокатской тайны и разрешения споров о статусе изымаемых материалов.

В поддержку позиции заявителей по данному делу Институт права и публичной политики подготовил научно-экспертное заключение по результатам сравнительно-правового исследования стандартов защиты адвокатской тайны в ходе производства обыска в помещениях адвокатского образования, применяемых в государствах-членах Совета Европы. Анализ Постановления от 17 декабря 2015 года № 33-П позволяет сделать вывод, что Конституционный Суд в целом воспринял позитивный зарубежный опыт регулирования порядка обыска в отношении адвокатов, и данное им конституционно-правовое толкование может исправить дефекты в российском уголовно-процессуальном законодательстве и его практическом применении органами следствия и судами.

См. также: обзор Постановления от 17 декабря 2015 года № 33-П на страницах издаваемого Институтом права и публичной политики журнала «Сравнительное конституционное обозрение» №6 (109) 2015.

 

Автор фото: А.В.Сигаев

 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности