Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29      
       

18.02.2016 Комментарий Марии Сучковой постановления ЕСПЧ о праве на допрос свидетелей обвинения

Мария Сучкова - партнёр юридической фирмы Threefold Legal Advisors LLC, магистр международного права в области прав человека (Университет Эссекса, Великобритания)

Резюме

1. В постановлении по делу Шачашвили против Германии (№ 9154/10, 15 декабря 2015 года) Большая Палата Европейского Суда по правам человека уточнила выработанные в прецедентной практике подходы к оценке дел об оглашении показаний свидетелей обвинения, которых у защиты не было возможности допросить. Большая Палата разъяснила механизм применения трехступенчатого теста, закреплённого в постановлении Аль-Хаваджа и Тахери против Соединённого Королевства (№26766/05 и № 22228/06 от 15 декабря 2011 года). В указанном постановлении установлены три критерия, подлежащие оценке в делах об оглашении показаний свидетеля обвинения:

(а) существовали ли, с точки зрения национального суда, веские причины для неявки свидетеля и, соответственно, оглашения их показаний;

(b) были ли оглашенные показания единственным или решающим доказательством вины;

(c) были ли приняты достаточные меры, чтобы «компенсировать» невыгодное положение защиты в связи с невозможностью очного допроса в судебном заседании.

2. В постановлении по делу Шачашвили Большая Палата, проанализировав практику Европейского Суда, возникшую после постановления по делу Аль-Хаваджа, разъяснила, что самого по себе отсутствия веских причин для неявки свидетеля не достаточно для того, чтобы автоматически сделать вывод о нарушении Европейской Конвенции. При этом в делах, в которых такие причины отсутствовали, данное соображение будет важным фактором при оценке справедливости разбирательства в целом. Кроме того, Большая Палата отметила, что Европейский Суд должен оценить наличие процессуальных гарантий, «компенсирующих» невыгодное положение защиты, не только в тех делах, в которых речь идет об оглашении показаний, являющихся единственными или решающими доказательствами вины, но и в тех делах, где такие показания «имеют значительный вес». Чем выше доказательственная ценность показаний свидетеля, которого у защиты не было возможности допросить, тем больше внимания должно уделяться обеспечению прав защиты. Таким образом, Большая Палата пришла к выводу о том, что три критерия теста Аль-Хаваджа взаимосвязаны и все они подлежат рассмотрению в делах об оглашении показаний свидетелей обвинения в отсутствии у защиты возможности их допросить в суде.

3. В деле Шачашвили в основу обвинительного приговора были положены, среди прочих доказательств, оглашенные в судебном заседании показания потерпевших, которых у защиты не было возможности допросить ни на одной из стадий разбирательства. Так, в ходе расследования потерпевшие были допрошены полицией и следственным судьей. Будучи единственными очевидцами преступления они дали подробные показания против заявителя, а также сообщили полиции и следственному судье о своем намерении покинуть Германию и уехать в Латвию вскоре после допроса. В заседании следственного судьи, в ходе которого проводился допрос, заявитель не участвовал, поскольку ему еще не было сообщено о начатом в отношении него расследовании. Следственные органы полагали, что участие заявителя в допросе может оказать негативное влияние на расследование. Следственный судья также не воспользовался предоставленной законодательством возможностью назначить заявителю защитника для участия в допросе потерпевших.

4. В ходе судебного производства по делу суд принял ряд мер для обеспечения защите возможности допросить потерпевших: неоднократно направлял потерпевшим требования о явке в судебное заседание и обращался к механизмам международного сотрудничества, чтобы защита могла допросить находящихся в Латвии потерпевших посредством видеосвязи. Убедившись, что допрос невозможен, суд принял решение огласить показания потерпевших, данные следственному судье. При постановлении обвинительного приговора суд учел сниженную доказательственную ценность оглашенных показаний и дал оценку их достоверности с учетом других доказательств по делу.

5. Оценив указанные обстоятельства, Большая Палата признала девятью голосами к восьми, что право заявителя на справедливое судебное разбирательство и на допрос свидетелей обвинения (пункты 1 и 3(d) статьи 6 Европейской Конвенции) было нарушено, не согласившись с выводами Палаты по тому же делу, сделанными в постановлении от 17 апреля 2014 года. Большая Палата отметила, что национальные суды приложили все возможные усилия, чтобы обеспечить явку, и отметила, что суд должным образом учел сниженную ценность оглашенных показаний и обеспечил защите возможность оспорить их достоверность. Тем не менее, Большая Палата сочла, что национальные правоохранительные и судебные органы не приняли достаточных процессуальных мер, которые могли бы снизить негативные последствия невозможности непосредственного допроса потерпевших в суде. В частности, это могло быть сделано посредством участия заявителя или его защитника заседании следственного судьи, на котором были допрошены потерпевшие. Большая Палата учла, что на момент допроса потерпевших полиции и следственному судье было известно об их намерении покинуть страну и, соответственно, о риске неявки в судебное заседание для допроса.

6. Постановление по делу Шачашвили ценно с практической точки зрения как обобщение и уточнение подходов Европейского Суда к обязательствам, которые налагают положения статьи 6 Европейской Конвенции на правоприменительные органы в случае невозможности обеспечить явку свидетеля обвинения (потерпевшего) для допроса в судебном заседании. Так, если уже на стадии предварительного расследования есть основания полагать, что ключевой свидетель обвинения (потерпевший) может не явиться для допроса в суде, следствие должно принять меры для того, чтобы защита могла задать свидетелю (потерпевшему) вопросы, например, в ходе очной ставки. В ходе судебного производства по делу суд обязан дать тщательную оценку причинам неявки и принять все доступные согласно национальному законодательству меры для обеспечения возможности допроса. Такие меры могут включать в себя розыск, допрос посредством видеоконференции свидетелей, которые не могут явиться в суд, и использование механизмов международного сотрудничества. Когда такие меры не дали результата, суд обязан предоставить защите эффективную возможность оспорить достоверность оглашенных показаний, а при постановлении приговора должен учесть сниженную доказательственную ценность оглашенных показаний и дать тщательную оценку их достоверности с учетом других доказательств по делу. 

16 февраля 2016 года на вебинаре, проводимом Институтом права и публичной политики, данное постановление было прокомментировано Марией Сучковой. Подробности здесь.

 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности