Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       

23.04.2019 «Мемориал» поддержал жалобы в КС в защиту прав детей репрессированных

По мнению руководителя судебной практики Института Григория Вайпана, обращение «Мемориала» подтверждает, что проблема возвращения жертв политических репрессий домой существует давно и до сих пор не решена.

«Мемориал» обратился к председателю Конституционного Суда Валерию Зорькину в связи с жалобами в КС детей репрессированных родителей. Юристы Института права и публичной политики Григорий Вайпан и Наталия Секретарёва подали их от имени трёх реабилитированных жертв политических репрессий – Алисы Мейсснер, Елизаветы Михайловой и Евгении Шашевой. Их родители жили в Москве, но были репрессированы и высланы в 1930–1940-е годы.

Как дети, родившиеся у репрессированных родителей в высылке или на спецпоселении, заявительницы оспаривают статью 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий и ряд положений Закона города Москвы об обеспечении права жителей Москвы на жилые помещения. Эти взаимосвязанные положения блокируют их право вернуться для проживания в тот город, где их родители жили до репрессий. Мы подробно писали о доводах жалобы в Конституционный Суд ранее. Недавно жалобы в КС поддержал президентский Совет по правам человека.

В своем обращении «Мемориал» отмечает, что выселения в СССР были составной частью политических репрессий: «Они применялись и как самостоятельный вид коллективных репрессий (депортации этнических и национальных групп, высылка «социально чуждых элементов»), и как составная часть индивидуальных репрессий. Семьи репрессированных выселяли из квартир и, как правило, либо отправляли в ссылку в отдаленные местности, либо высылали с ограничением права проживания в режимных местностях. Изъятые квартиры зачастую доставались сотрудникам репрессивных органов».

По информации «Мемориала», высланные в результате индивидуальных репрессий получали право свободного проживания только после индивидуальной реабилитации. Многим этого пришлось дожидаться долго – вплоть до принятия Закона о реабилитации в 1991 году. Однако реабилитация не означала возможности вернуться в изъятое жильё. Лишь незначительной части реабилитированных (преимущественно из числа советской номенклатуры) было предоставлено жильё взамен утраченного вследствие репрессий. «Сами по себе реабилитация и снятие ограничений на проживание не давали возможности вернуться в места прежнего проживания, поскольку в СССР существовал режим прописки», – говорится в письме.

Это подтверждает и руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан: «Репрессии, как правило, означали и безвозвратную утрату жилья. После осуждения или высылки жертв их квартиры передавались другим людям. Тем, кто был реабилитирован начиная с 1950-х годов, возвращаться было просто некуда. С тех пор ничего не поменялось. Без предварительного обеспечения жильём реабилитированные жертвы политических репрессий не могут себе позволить вернуться в тот город, где жили до репрессий их семьи».

В преамбуле Закона о реабилитации жертв политических репрессий указано, что его целью «является реабилитация всех жертв политических репрессий… восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального ущерба». А цель статьи 13 Закона о реабилитации – восстановление справедливости в отношении выселенных и депортированных. В этой статье было закреплено право реабилитированных лиц, а также членов их семей, возвращаться для проживания в те местности и населенные пункты, где они проживали до применения к ним репрессий. В статье также указано, что если репрессированные утратили жилые помещения из-за репрессий, то они принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации.

Однако введенные регионами ограничения статьи 13 Закона о реабилитации свели на «нет» гарантии жертвам террора. «Мемориал» подчеркивает, что неоднократно сталкивался с этой проблемой, консультируя пострадавших от политических репрессий. Попытки решить вопрос в судебном порядке приводили, как и в делах заявительниц в КС, к отказам в постановке на учёт. «Хотя число обращений уменьшается с каждым годом из-за смерти репрессированных и их детей, жалобы на невозможность возвращения к месту проживания по-прежнему составляют заметную часть обращений», – указывается в документе.

В заключении «Мемориал» выразил готовность представить в Конституционный Суд экспертное заключение в порядке amicus curiae и направить своего представителя на заседание Суда.

Григорий Вайпан подчеркнул важность обращения «Мемориала» в КС: «Это организация, которая лучше всех остальных знакома с проблемой возвращения жертв репрессий на прежнее место жительства. Их письмо подтверждает, что эта проблема существует давно и до сих пор не решена».

 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности