Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       

17.06.2019 13 июня в Институте прошло обсуждение доклада «Адвокатура под ударом: насилие, преследования и внутренние конфликты»

Исследование «Агоры» о внешних и внутренних угрозах, которым подвергается адвокатское сообщество, было представлено и обсуждено в Институте права и публичной политики 13 июня. В презентации приняли участие 42 человека - адвокаты, эксперты и журналисты. 

Адвокаты указали на актуальные проблемы, с которыми они сталкиваются в своей профессиональной деятельности, а также подчеркнули необходимость корпоративной солидарности для их эффективного решения. Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко отметил, что многие из поднятых вопросов заслуживают внимания – ФПА планирует обсудить их во время предстоящей всероссийской конференции, посвященной теме защиты прав адвокатов.

«Защитников допрашивают, обыскивают, толкают, пинают, заковывают в наручники, душат и бьют, а порой еще обвиняют в нападении на правоохранителей. Судьи не только перестают слушать адвокатов, но все чаще пренебрежительно затыкают их, а наиболее настырных выгоняют из заседаний», – говорится во введении к докладу «Адвокатура под ударом: насилие, преследования и внутренние конфликты», который подготовила Международная правозащитная группа «Агора». Основной автор исследования – адвокат Александр Попков – представил его коллегам и журналистам 13 июня в Институте права и публичной политики. Сегодня мы публикуем текст доклада и таблицу преследования адвокатов.

Достаточно объемная часть документа посвящена истории борьбы адвокатского сообщества за свои профессиональные права. «Мы делаем вывод, что все-таки адвокатура и Федеральная палата адвокатов отстояли право на самозащиту своих прав», – подчеркнул представитель «Агоры». Вместе с тем наблюдаются «тревожные тенденции», свидетельствующие как о внешних угрозах для адвокатуры, так и о внутрикорпоративных проблемах. Адвокат Андрей Сучков, до недавнего времени занимавший пост исполнительного вице-президента ФПА РФ, согласился с актуальностью исследования: «Тема созрела. На мой взгляд, она даже не созрела, она перезрела».

Внешние угрозы

В докладе со ссылками на примеры перечисляются основные нарушения профессиональных прав, с которыми сталкиваются защитники, а также приводится история борьбы с ними в судебной и законотворческой плоскостях.

Однако не всегда признание высшими судами наличия проблемы меняет ситуацию на практике. Так, несмотря на то, что Конституционный Суд в своем определении указал, что подписка о неразглашении «тайны следствия» не может быть абсолютной и нарушать право на судебное обжалование, на привлечение экспертов и специалистов, незаконное отобрание у адвокатов таких подписок продолжается.

Со ссылкой на отчет ФПА в докладе отмечается, что увеличивается количество посягательств на адвокатскую тайну. Дело Ольги Динзе продемонстрировало уязвимость института адвокатской тайны в пенитенциарных учреждениях. Оно стало поводом для разработки Федеральной палатой адвокатов проекта поправок в Закон о содержании под стражей, которыми снимаются ограничения на письменную коммуникацию адвоката с подзащитным, однако они все еще не приняты. «Он уже прошел экспертизу в СПЧ, но тормозится процессуальными оппонентами – Генпрокуратурой, Следственным комитетом и МВД», – рассказал в письменном обращении, подготовленном специально к презентации, глава Комиссии ФПА по защите прав адвокатов Генри Резник.

Вызовы на допрос используются следственными органами в качестве «безотказного способа выставить неугодного адвоката из уголовного дела», отмечается в докладе, однако тут же указывается, что юридическое сообщество выработало действенные рекомендации для случаев подобного произвола.

Опасными для института адвокатской тайны в исследовании названы обыски у защитников, «в том числе маскирующиеся под оперативно-разыскные “осмотры”». Несмотря на решение КС, закрепившего недопустимость произвольного обыска у адвоката, и введение в УПК специальной статьи о порядке его проведения, злоупотребления со стороны сотрудников правоохранительных органов встречаются.

«Проблемы, и немалые, остаются. Но большей частью упираются не в законодательство, а в правоприменение, – подчеркнул в своем комментарии Генри Резник. – Вместе с тем их не нужно аггравировать: если анализировать 15-летний период, то ситуация с допросами и обысками заметно улучшилась».

Отдельное внимание Александр Попков обратил на участившуюся практику удаления адвокатов из судебных процессов. «Адвокат сейчас является последним барьером на пути вот этого конвейера кривосудия… Если адвокат еще себе что-то позволяет, то его… удаляют из процесса. И эта тенденция разрослась, – пояснил он, приведя в пример случаи с адвокатом Михаилом Беньяшем. – Он был удален за то, что вел в открытом судебном заседании несанкционированную, по словам судьи, аудиозапись процесса, и за то, что он потребовал... допустить в открытое судебное заседание зрителей».

При этом адвокаты фактически лишены права на эффективное апелляционное обжалование выдворения из процесса. Практически во всех изученных авторами доклада случаях защитники немедленно подавали жалобы на удаление, но суды лишь прикладывали их к делу для рассмотрения вместе с итоговым решением, а то и вовсе возвращали заявителю. «Если адвокат удален из судебного заседания, то это навсегда», – подчеркивается в исследовании. Адвокат Максим Никонов считает, что адвокатское сообщество должно выработать механизм противодействия такой практике. Поскольку после удаления судом неугодного защитника в процесс обычно «заходит» адвокат по назначению, то барьером для незаконных отстранений могла бы стать региональная адвокатская палата.

Наиболее тревожной тенденцией последних лет в докладе названо все более бесцеремонное отношение к адвокатам сотрудников правоохранительных органов: «Оперативники, омоновцы, конвойные, чекисты, судебные приставы выносят и выталкивают защитников из кабинетов, судебных залов и обыскиваемых офисов, а то и запросто пинают, душат и избивают». Механизм привлечения потерпевших к уголовной ответственности по статье 318 УК РФ, «отлаженный на митингующих», применяется и к защитникам – одним из самых громких таких случаев стало «дело адвоката Беньяша».

Александр Попков отметил, что в докладе не освещена новая проблема – уголовное преследование адвокатов за якобы завышенные гонорары. Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП г. Москвы Роберт Зиновьев подчеркнул, что это очень опасный тренд: «Правоприменители лезут к нам в карман. Они анализируют наши, с их точки зрения, нетрудовые доходы, и возбуждаются уголовные дела». Роберт Зиновьев объяснил абсурдность складывающейся практики – правоохранительные органы игнорируют норму о свободе гражданско-правового договора, проводят оценочные экспертизы и позволяют себе говорить о реальной, с их точки зрения, стоимости оказанных юридических услуг. Отдельная проблема – избрание в качестве меры пресечения по таким делам заключения под стражу.

Адвокат, член Совета по правам человека при президенте РФ Юрий Костанов напомнил о массовых задержаниях в Москве во время несанкционированного марша в поддержку Ивана Голунова 12 июня и о проблемах с допуском к ним адвокатов: «Если внимательно читать Кодекс, даже сегодняшний, то, извините, защитник должен быть с момента возбуждения административного дела. Момент возбуждения – это в том числе и задержание». Вопрос внесения поправок в КоАП, предполагающих право на адвоката с момента административного задержания, давно назрел, уверен он.

Солидарное мнение заочно высказала адвокат Вера Гончарова. Она не смогла присутствовать на презентации, но передала обеспокоенность этим вопросом через коллегу – адвокатов не пускают к подзащитным, находящимся в ОВД, под предлогом введения плана «Крепость». По словам Александра Попкова, среди адвокатов крепнет подозрение, что единственное назначение этого плана – недопуск адвокатов в отделы полиции. «Но пока мы не можем докопаться до сути, не можем докопаться до регламентирующих документов, и пока мы не можем предложить какие-то методы противодействия… С ним надо что-то делать. Это специально против нас выработанный механизм», – подчеркнул он. Вера Гончарова уверена, что эту проблему может решить только ФПА и только на законодательном уровне – важно закрепить право беспрепятственного прохода адвоката при предъявлении им удостоверения и ордера на территорию любых объектов, если там находятся его подзащитные.

Максим Никонов отдельно остановился на необходимости в случаях нарушения прав отдельного адвоката общекорпоративной поддержки. Напомнив о массовой поддержке журналистами своего коллеги Ивана Голунова, он посетовал, что не видит подобного в адвокатском сообществе:

«Как только возникает какое-нибудь дело, когда нашего адвоката, нашего коллегу где-нибудь зажимают, кто-нибудь спускает его с лестницы, бьют его в машине оперативники, у нас тут же в адвокатском фейсбуке и между собой начинается: “А достаточно ли он похож на Святого Петра, чтобы сообщество за него вступилось?” Ну, вот да. И сразу мы думаем: “Нет, ну он недостаточно хорош, нимб у него какой-то квадратный, это неправильно”… Понятно, мы сами выбираем – кого-то, может быть, поддерживаем, кого-то не поддерживаем. Это я понимаю, что нельзя никому дать какой-то циркуляр. Но давайте, пожалуйста, держать в уме, что у нас возможности корпоративной поддержки есть, результат они дают, и давайте использовать это механизм более активно».

Внутрикорпоративные проблемы

Переходя к внутренним проблемам, которые мешают развитию адвокатуры, Александр Попков заметил, что в отличие от российской системы правосудия система внутрикорпоративного квазиправосудия в целом «повернута лицом в сторону адвокатов». По статистике ФПА, наличие дисциплинарного проступка признается лишь в 25 % случаев, и лишь в 3 % случаев адвокаты подвергаются самому жесткому дисциплинарному взысканию – прекращению статуса.

Однако, по мнению авторов исследования, такая процедура обладает не только преимуществами, но и рядом недостатков. Во-первых, решение совета адвокатской палаты может быть обжаловано в суд лишь по процедурным основаниям и только в связи с прекращением статуса. Во-вторых, такая квазисудебная процедура не предусматривает возможности «апелляционного» обжалования внутри корпорации, что «порождает возможности злоупотребления и сведения счетов среди членов одной палаты».

Комментируя вошедшие в доклад случаи прекращения статуса за критику работы органов адвокатского самоуправления и суда, Генри Резник отметил, что в связи с недавним введением в кодекс профессиональной этики адвоката оценочного понятия «авторитет адвокатуры», действительно, возникает проблема выработки баланса его соотношения с конституционным правом на свободу выражения мнения. «Есть уже спорные дела Трунова и Буркина. Нет сомнений в том, что в адвокатуре ограничения этого права должны быть узкими, а оценочные категории, неизбежные в праве, тем более в этике, не должны превращаться в безразмерные», – подчеркнул он.

С изъянами дисциплинарных процедур граничит и проблематика монополии на «адвокатскую власть», считают авторы доклада: «Адвокаты акцентируют внимание на все более явных признаках укрепления сословности, келейности принимаемых решений, превращения выборных должностей в чиновничьи кресла и даже наследственную передачу их среди членов одной семьи».

Отдельно в исследовании указывается на попытки органов адвокатского самоуправления ограничить критику их деятельности посредством «монополизации корпоративной прессы». По мнению Андрея Сучкова, необходимо решать этот вопрос системно – через обязательное заключение договора между редакцией адвокатского СМИ и учредителем и публичность этого процесса.

Доклад как свидетельство горизонтального развития адвокатуры

Закрывая обсуждение, руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан заметил, что преимущество доклада в его обзорности – он охватывает практически все ключевые проблемы, которые связаны с нарушением прав адвокатов. В то же время доклад обозначает необходимость дальнейшего более глубоко специализированного исследования по выделенным в нем аспектам. Григорий Вайпан уверен, что это общая задача юридического сообщества, в том числе экспертов ИППП.

Он рассказал о проекте Института, посвященном защите прав адвокатов, в рамках которого в настоящее время идет активная работа над систематизацией нарушений прав адвокатов со стороны сотрудников ФСИН. Итогом недавнего круглого стола по этой теме стал список самых распространенных нарушений, с которыми сталкиваются защитники при работе с УИС. Ранее Институт подготовил обзор практики Конституционного Суда по вопросам, касающимся профессиональных прав адвокатов, обзор практики ЕСПЧ по защите профессиональных прав адвокатов и перевел на русский язык обзор ЕСПЧ по делам о защите адвокатской тайны.

На совместный подход к решению общих проблем указал и Андрей Сучков. Он уверен, что подготовка доклада – свидетельство горизонтального развития адвокатуры, а будущее корпорации – в гармоничном взаимодействии ФПА и общественных объединений, в том числе адвокатских.

Вице-президент ФПА Светлана Володина, реагируя на прозвучавшие выступления, подчеркнула, что Федеральная палата адвокатов считает защиту профессиональных прав членов корпорации «самым главным направлением». Отметив несогласие с некоторыми положениями доклада, она поблагодарила авторов за его подготовку: «Мы будем его еще изучать, нам это очень интересно, нам это очень полезно».

Позже в «Адвокатской газете» был опубликован комментарий президента ФПА Юрия Пилипенко: «Многое из сказанного во время презентации заслуживает внимания, и мы это обсудим во время предстоящей всероссийской конференции, посвященной теме защиты профессиональных прав адвокатов. Также следует отметить, что в ретроспективе мы видим определенное снижение числа случаев нарушения прав адвокатов, что не должно нас, конечно, расхолаживать. ФПА намерена акцентировать внимание региональных палат на необходимости более скрупулезного отношения к каждому такому случаю», – указал Юрий Пилипенко.

Екатерина Горбунова, Ольга Ганина

 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности