Комментарии судей и членов жюри Хрустальной Фемиды 2019/2020
Александр Бланкенагель
судья, член жюри конкурса
Впечатления у меня те же, что и всегда – мы проводим конкурс уже в девятый раз. Если говорить о каких-то особых впечатлениях, я бы сказал о том, что в финале были две команды на более-менее одном уровне. Было очень сложно решать.

Этот конкурс важен, потому что в России с конституционным правом ещё не всё в порядке, если выражаться осторожно. Самое главное – в России Конституция не плохая. Но она ещё не вошла в правопорядок как «живой» документ. Почему нет? Я бы назвал три причины.

Во-первых, исполнительная и законодательная власти мало о ней думают. Вторая причина – суды, которые (кроме Конституционного Суда) тоже, если сравнивать с Германией, ещё недостаточно учитывают Конституцию. Ситуация такая, что есть Конституция как красивая картина, есть порядок, в котором многое идёт по-своему. Мне думается, что есть ещё одна причина – российские юристы ещё сами недостаточно учитывают Конституцию. Конечно, чем больше молодые юристы разбираются в конституционном праве, чем больше они этим занимаются, тем лучше, потому что есть надежда, что это будет влиять на правовую систему.
У меня отличные впечатления от конкурса – поразили подрастающие конституционалисты. У конкурса есть безусловная динамика: участники овладели конституционной материей и навыки, которые они демонстрируют, достойны реального конституционного судопроизводства.

Изначально, запуская конкурс «Хрустальная Фемида», мы говорили исключительно об образовательных целях – это было продолжение одного из конкурсов, который проводил журнал «Сравнительное конституционное обозрение». Мы участвовали в конкурсе Джессопа (Конкурс учебных судебных процессов по международному праву имени Филиппа Джессопа), в других модельных процессах. Мы специализировались на конституционном праве и решили, что было бы отличной идеей привлечь молодых студентов – именно в образовательных целях – в эту непростую конституционную материю. Эта материя не так популярна у будущих практикующих юристов по прагматическим моментам – на конституционном праве не заработаешь. Здесь мы видим, что конкурс привлекает внимание. Хотелось бы, чтобы они продолжили заниматься такой юридической практикой.

Алексей Должиков
судья конкурса, судебный секретарь финального раунда
Я участвовала в конкурсе «Хрустальная Фемида» сначала в качестве тренера (один год), а последнее время – в качестве судьи. Я вижу результаты в учебном процессе, поскольку я преподаватель, и меня в первую очередь интересует качество участия студентов в практико-ориентированных методах. Самое главное то, что муткорты у нас стали проходить не в качестве какого-то праздника правосудия, который, может быть, бывает раз в семестр.

У желающих преподавателей (которых уже достаточно много) это приобретает статус регулярной практики. Вполне возможно, что конкурсы теперь проводятся один-два раза в семестр, а если везёт с группами и толковыми ребятами – то иногда и три-четыре. Мы проводим муткорты в рамках обыкновенного обучения со второго курса. Конкурс сыграл роль в распространении муткортов как обучающих методик для современного юриста, потому что это бесценный индивидуальный опыт. Он помогает очень быстро продвигаться в карьере.

Я бы отметила, что среди преподавателей, многие из которых – практикующие юристы, сейчас меняется отношение к конституционному правосудию – как к институциональной форме защиты. К ней стоит относиться серьёзно. Раньше это [воспринималось] как своеобразный каприз, немного политическая штука. Во всяком случае такое восприятие было у юристов, погружённых в отраслевые проблемы. Теперь они уже всерьёз могут обсуждать какие-то проблемы, связанные с практикой Конституционного Суда, как свои отраслевые. Это очень важно, так как означает, что они и учат так же – со вниманием относиться к практике Конституционного Суда. Во многом здесь сыграли роль муткорты.

Ирина Кененова, судья конкурса
Максим Тимофеев, судья конкурса,
судебный секретарь финального раунда
У меня впечатления традиционно хорошие. Команды разные – есть более сильные, есть менее сильные. Видно, что все студенты работают, видно, что они погружаются в проблематику. Видно, что они прилагают много усилий для того, чтобы успешно выступить. Из года в год именно это – постоянный признак конкурса.

Что касается изменений в течение всех девяти лет: очевидное изменение заключается в увеличении количества команд, которые участвуют в очных раундах. В первые годы у нас было всего четыре команды, потом шесть, и сейчас – уже шестнадцать. Конечно, это повышает уровень конкурса, потому что команды получают очень важный опыт устных выступлений, могут его анализировать и использовать уже на следующий год. Я думаю, что здесь сплошные позитивные моменты.

Изначальная идея заключалась в том, чтобы сделать конкурс на русском языке, но таким образом, чтобы у участников был стимул работать с зарубежным и международным правом. Вот такую миссию мы для себя задумывали – чтобы это было сравнительное конституционное право, чтобы максимально стимулировать команды работать с международной и зарубежной практикой и доктриной. Я думаю, что это является миссией до сих пор, и мы видим, что очень многие команды преуспевают в этом, что очень позитивно.
Конкурс безусловно важен, потому что распространяет знания о конституционном праве (причёмзнаний не абстрактных, а предельно ориентированных на конкретную правовую проблему). Он сталкивает людей, которые до этого возможно даже не задумывались об этом, с проблематикой конституционного права, заставляет их следовать определённым стандартам. Взять тот же принцип пропорциональности – мы видим, что большинство команд владеют терминологией, они понимают различие между целью и средствами, [понимают] трёх-/четырёхступенчатый тест на пропорциональность. Когда ты однажды прочитаешь [про это] в учебнике или статье, это к тебе никак не пристаёт. Когда же ты руками написал процессуальный документ, а потом отстаиваешь по каждой позиции эти аргументы в суде – естественно, это записывается на подкорку. В этом смысле, [конкурс] это уникальный опыт, который и заражает людей интересом к конституционному праву, и, возможно, предопределяет их интересы на будущее.

Я участвую в проведении конкурса уже третий год. Мне очень приятно видеть высокую подготовку у студентов. Очень часто студенты из региональных вузов показывают просто блестящие и знания теории, и умения держать себя, подачу, речь, реагирование. Это очень вдохновляет.

Во-первых, потому что с юридическим образованием у нас всё хорошо – по крайней мере на примере тех команд, которые я вижу. Во-вторых когда они уже пойдут в суды и госорганы, они так или иначе будут эти навыки и умения реализовывать. Поэтому у меня исключительно позитивные эмоции. То, что Институт права и публичной политики делает уже девятый год подряд на фактически добровольной основе, это большой подвиг волонтёрства и подвижности.


Дмитрий Степанов, судья конкурса,
представитель спонсора (Адвокатское бюро Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры)


Ольга Кряжкова
Судья и член жюри конкурса
В этом году я впервые судила устные раунды, в том числе финал. До этого сама тренировала команду. Впечатления со стороны жюри совсем другие, так что этот конкурс мне сложно сравнивать с предыдущими. И всё-таки: как правило, выступающие были на высоте. Они выдвигали сложные аргументы, вступали в дискуссию, хорошо владели временем. В финале принять окончательное решение оказалось непросто, победителя определил перевес всего в один голос. Почему я считаю конкурс значимым событием? Потому что он учит всех. Студентов – применению конституционного права, тренеров – небанальным методикам преподавания, судей – объективности в оценках. И конечно, тем самым мы лучше познаём смысл конституционных норм, учимся их ценить. Думаю, поучаствовать было важно не только прошедшим в устные раунды, но и тем, кто прислал свои письменные документы. Мне кажется, что со временем конкурс становится профессиональнее, а участники – более компетентными. Хочется пожелать ему дальнейшего развития, а его будущим участникам – успехов!
Я была членом жюри только в финале и, соответственно, видела только две команды - сейчас мы уже знаем, что это были команды МГУ и московского факультета права НИУ ВШЭ. Уровень обеих команд по всем показателям был блестящим – от года к году он растёт, чувствуется, что тренеры уже понимают задачи и специфику конкурса и предъявляют к своим студентам самые высокие требования и при отборе в команду, и в процессе её подготовки. От коллег, которые судили предыдущие раунды этого года, слышала, что все команды показали достаточно высокий уровень подготовки, хотя в качестве представителей государства выступали хуже, чем на стороне заявителей.

Иногда это зависит от фабулы дела, но часто бывает следствием недостаточного внимания к аргументам в случае, когда позиция стороны представляется выступающим заведомо сильной: мол, зачем тратить силы на поиск аргументов, если и так всем всё понятно? Но значение конкурса как раз и состоит в том, чтобы заставить студентов задуматься, а так ли всё однозначно и понятно, если возник правовой спор? В модельном суде, как и в настоящем, аргументы противоположной стороны могут быть самыми неожиданными, могут заставить тебя пересмотреть часть твоей собственной аргументации и быстро найти доводы. которые могут стать решающими для принятия судом решения.

Боевое крещение лучше принимать в модельных судах, чтобы приобрести стрессоустойчивость и способность воспринимать и оценивать аргументы «на ходу», постоянно держать себя в состоянии максимальной собранности и не терять нить рассуждения. Для современного поколения прокрастинаторов, привыкшего к тому, что в любой момент нужный ответ подскажет гаджет, такой конкурс является отличной встряской – ведь выступающий в суде может рассчитывать только на свои мозги и свою память. В будущем году конкурс будет отмечать десятилетие – пожелаем будущим участникам интересной фабулы, позволяющей максимально раскрыть их знания конституционного права и продемонстрировать умение анализировать правовые проблемы с разных сторон. Всё самое интересное только начинается!


Анита Соболева, член жюри конкурса
Первое. Думаю, что в этот раз устные раунды наиболее зрелищные, а выступления команд - наиболее уверенные по сравнению с прошлыми годами. С этим, кстати, контрастирует письменный этап конкурса. Из тех 6 документов, что я проверял, не было особенно выдающихся работ.

Второе. Я думаю, что участие в конкурсе, совместно с иными активностями, способно дать положительный кумулятивный эффект.
В моём случае такой иной активностью была публикация еще на 5 курсе двух статей в журналах «Сравнительное конституционное обозрение» и Журнал конституционного правосудия. Обе они были посвящены КС РФ. Вообще, я уверен, что в юридической профессии мы узнаём друг друга по нашим публикациям – это ключевой способ общения.

Третье. Как я уже отметил, устные выступления команд становятся сильнее год от года. Мне было бы очень интересно узнать, смотрят ли ребята выступления прошлых лет (читают ли прежние процессуальные документы). Очень большое упущение организаторов,
что они не провели такого мониторинга.

Четвёртое. Я думаю, что конкурс позволяет усвоить некие методологии принятия решения. Иными словами, он сам не про финансирование партий или про изъятие земельных участков, как таковых. Он про соразмерность ограничений, роль сравнительного метода и т.д. Это универсальные приёмы, которые можно использовать при анализе почти любой правовой проблемы. Более того, он позволяет выйти на почти философскую проблему баланса или «золотой середины» в любой сфере нашей жизни. Всегда нужно избегать крайностей, деления всего на «черное и белое», искать разумный компромисс.

Павел Блохин, судья конкурса, член команды-победителя первой «Хрустальной Фемиды» (2011)
Впечатления от конкурса очень хорошие. Я уже в третий раз участвую в проведении конкурса и хочу сказать, что уровень конкурса растёт с каждым годом. Очевидно, что увеличивается количество команд, всё больше интереса проявляют наши студенты и магистранты к конституционному праву, к конституционному правосудию – это очень приятно. Также было здорово увидеть много знакомых лиц, хорошочто ребята не сдаются. Не пройдя до какого-то этапа в прошлом году, они пытаются пробиться сейчас. Много было и незнакомых лиц – то есть, молодые ребята тоже подтягиваются, что тоже очень приятно. Я очень рада участвовать в этом конкурсе и надеюсь, что и в дальнейшем он будет пользоваться такой же популярностью.

Я считаю этот конкурс очень важным. К сожалению, конституционное правосудие у нас не вызывает такого большого интереса среди студентов-юристов, как, например, гражданский процесс, арбитражный процесс, корпоративное право – потому что лучшие выпускники стремятся к работе корпоративными юристами. Незаслуженно забывается конституционное право и конституционное правосудие, которое очень важно. Этот конкурс помогает поднять престиж конституционного права и конституционного правосудия в нашей стране.

Ольга Шварц, судья конкурса
Made on
Tilda