Дело о реабилитации: право вернуться домой

Обратившиеся в КС РФ – Евгения Шашева, Елизавета Михайлова и Алиса Мейсснер – родились в местах, куда были высланы их родители в годы сталинского террора. До ареста их семьи проживали в Москве.

Объявленные «врагами народа» и их дети не смогли вернуться в родной город ни после отбытия наказаний, ни после реабилитации, ни после принятия Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». О своей борьбе за реабилитацию и возвращение домой заявительница Евгения Шашева говорит: «Я боюсь, но я упорная».

10 декабря 2019 года КС РФ удовлетворил жалобы, поданные Институтом в интересах Шашевой Е., Михайловой Е. и Мейсснер А. в Постановлении N 39-П .

В разделе «Проект ФЗ» доступны документы, связанные с проектом федерального закона О внесении изменения в Закон Российской Федерации от 18 октября 1991 года No1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий», подготовленные Институтом и представителем заявительниц в КС РФ Григорием Вайпаном при участии членов Совета по правам человека с комментариями Ильи Шаблинского и Натальи Евдокимовой

17 июня 2020 года добавлена версия законопроекта, подготовленного на основе проекта Института и внесённая членами Государственной Думы С. М. Мироновым и Г. П. Хованской.
О новом законопроекте

Ольга Сидорович
директор Института права
и публичной политики
«Непросто было вести дело жертв политических репрессий, а точнее - право их наследников вернуться туда, откуда были высланы их родители, - учитывая, что заявительницы годами «ходили по мукам» и сталкивались с бюрократическим равнодушием и формализмом. Фактически юристам Институт права и публичной политики пришлось в течение двух лет заново пройти с заявительницами все суды, чтобы можно было адресовать Конституционному Суду основную проблему - неготовность ряда региональных чиновников учитывать обязательства государства перед людьми, пострадавшими в период сталинских репрессий. А также привлечь президентскую и московскую комиссии по реабилитации, Совет по правам человека, уполномоченного по правам человека и многих других, чтобы собрать нужную для аргументации в деле информацию, и обеспечить общественную поддержку жалобам.

Но непросто оказалось и добиться исполнения постановления Конституционного Суда, ясно и чётко расставившего по местам, что и как должно быть сделано, чтобы восстановить справедливое отношение к реабилитированным. Проект Минстроя в этом отношении разочаровал своей непродуманностью и явным страхом перед тем, что потребуются бюджетные издержки на исполнение обязательств, которые накладывает постановление КС на правительство. Хотя ему был предоставлен альтернативный законопроект, разработчики Минстроя его не учли.

«Заход» с законопроектом через парламент для нас оказался более эффективным. Мы признательны Галине Петровне Хованской, которая как председатель Комитета Государственной Думы и человек, хорошо разбирающийся во всех нюансах государственной жилищной политики, адекватно оценила разницу между законопроектом Минстроя и предложенным нами, и оказала содействие в его продвижении.

Будем следить за ходом его обсуждения и дальнейшей подготовки к принятию».
Кратко о деле
История в СМИ
Документы
Проект ФЗ
Фотографии и видео
В 2019 году многие жертвы советских репрессий продолжают жить в фактической ссылке. Данные им в 1991 году гарантии не выполнены, а пережитое ими остаётся незамеченным в публичной повестке. Три родившиеся в ссылке женщины – жертвы репрессий – обратились в Конституционный Суд с жалобами, которые были рассмотрены на заседании 22 октября. Они напомнили о несправедливости, пережитой ими и их родителями в советский период, и о продолжении этой несправедливости сегодня. Интересы заявительниц представлял руководитель судебной практики Института Григорий Вайпан.

Обратившиеся в КС – Евгения Шашева, Елизавета Михайлова и Алиса Мейсснер – родились в местах, куда были высланы их родители в годы сталинского террора. До ареста их семьи проживали в Москве. Объявленные «врагами народа» и их дети не смогли вернуться в родной город ни после отбытия наказаний, ни после реабилитации, ни после принятия Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». О своей борьбе за реабилитацию и возвращение домой заявительница Евгения Шашева говорит: «Я боюсь, но я упорная».

Статья 13 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» должна гарантировать репрессированным (в их число входят дети «врагов народа») право на возвращение домой – в те населённые пункты, где они и их семьи проживали до ссылки. Предполагается, что репрессированные могут получить в этих регионах социальное жильё. Заключение Совета по правам человека при Президенте РФ поясняет, что эта гарантия следует из конкретных статей Конституции (о необходимости компенсаций за перенесённые злоупотребления властью статья 52, незаконные действия органов власти – статья 53 и праве на жилище – статья 40). Эта гарантия следует также и из международных стандартов (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2005 года № 160/47 упоминает возвращение на прежнее место жительство как одну из форм возмещения понесённого ущерба жертвам серьёзных нарушений прав человека).

Эта гарантия – не исполняется

Согласно закону «О реабилитации жертв политических репрессий», вопросы его исполнения отданы на откуп субъектам РФ – в соответствии с тем, как сами субъекты этот закон интерпретируют. Член Экспертного совета Института, доцент Российского государственного университета правосудия Ольга Кряжкова комментирует ситуацию: «Закон возможно понять и так, что жертва сперва должна самостоятельно возвратиться на прежнее место жительства. Если рассматривать это положение в системе правовых норм (жилищных, миграционных), то это будет означать массу дополнительных условий, что мы и видим на примере Москвы, где право на возвращение в реальности оказалось иллюзорным. Правовое государство, тем более пережившее столь трагический опыт, не может себе позволить так поступать. Так что чёткость в этом плане необходима в первую очередь Закону "О реабилитации жертв политических репрессий"».

Принятый в 2006 году закон города Москвы № 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» предусматривает выполнение жертвами репрессий общих требований. Выполнить общие требования – прожить 10 лет на территории города в статусе малоимущего и не имея жилья в собственности – означает лишь оказаться в длительной очереди. По подсчётам юристов Института, ожидание может затянуться более чем на 30 лет – всем трём заявительницам к этому моменту будет более ста лет. На заседании КС представитель правительства Москвы Владимир Ланда охарактеризовал существующую процедуру как эффективную.

Количество ожидающих возвращения в Москву из ссылки назвать на заседании представители правительства Москвы не смогли – так как такие люди не выделены в отдельную категорию, их учёта не ведётся. «Мемориал» составил подробный документ о масштабах изъятия жилья и сложностях с возвращением репрессированных из мест ссылки после принятия Федерального Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» в 1991 году. Одна из заявительниц, Елизавета Михайлова, пытается доказать своё право на возвращение годами, регулярно собирая документы для инстанций и получая отказы. В опубликованном накануне заседания интервью «Ъ», Михайлова указывает на документы и фотографии, хранящиеся в коробке из-под телевизора: «Это доказательства, что мы существуем».

Во время заседания заявительница Алиса Мейсснер начала рассказ о матери, сосланной по национальному признаку: «Закон тогда был для всех одинаков». Сейчас же Федеральный Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» работает по-разному в разных субъектах РФ. На заседании было отмечено, что проблема успешно решается в Санкт-Петербурге – на это указала представитель СПЧ Наталия Евдокимова, выступавшая с заключением Совета. Заключения в поддержку жалоб заявительниц предоставили также уполномоченная по правам человека в городе Москве Татьяна Потяева, правозащитное общество «Мемориал» и Исследовательский центр частного права.

Представители Правительства Москвы в своих выступлениях аргументировали невозможность ввести первоочередной порядок для жертв политических репрессий обязательствами перед многодетными семьями и ветеранами ВОВ. Ольга Кряжкова считает, что эта позиция имеет мало объективных оснований: «Конституционный Суд неоднократно говорил о том, что из принципов юридического равенства и справедливости вытекает необходимость дифференцировать подходы к лицам, находящимся в разном положении. Реабилитированные жертвы политических репрессий, безусловно, нуждаются в особом отношении, потому что цель предоставления им жилья - не льгота, при всём уважении, за заслуги, а компенсация перенесённых страданий, причиной которых стало само государство. Не учитывая это, власти не действуют в конституционном русле».

Григорий Вайпан, представлявший заявительниц, в своём заключительном слове назвал социальную группу, сопоставление с которой он считает более уместным. Это – пострадавшие от аварии на Чернобыльской АЭС. В обоих случаях речь идёт о людях, чьи права были нарушены действиями государства – и именно государство должно нести перед этими людьми ответственность. Схожую позицию высказал представитель Правительства РФ в КС Михаил Барщевский: «Власть государственная сломала жизнь. А сегодня кто-то находит юридические крючки, чтобы сказать: "Нет-нет, мы ни за что не отвечаем, мы здесь ни при чем"».
«Дети ГУЛАГа», 15 лет борьбы и торжество права: дети репрессированных наконец смогут вернуться на родину
Хотя в России действует закон о реабилитации жертв советских репрессий, работает он плохо. В этом году трое женщин, потомков депортированных во время сталинских репрессий, подали в Конституционный суд жалобу. Из-за несогласованности законодательства даже имеющие право на возвращение в Москву жертвы репрессий вернуться просто не могут.

За последние пятнадцать лет было подано несколько таких заявлений и 10 декабря впервые Конституционный суд жалобу не только рассмотрел, но и удовлетворил, признав противоречащие друг другу законы неконституционными. Теперь всех заявительниц должны обеспечить жильем. Юристы, правозащитники и «дети ГУЛАГа» рассказали «МБХ медиа», как вышло, что реабилитированные жертвы советских репрессий до сих пор не могли вернуться домой и чем важно сегодняшнее решение Конституционного суда.

10 декабря 2019

МБХ
«Мне лесоповал даже снится во сне»
Во вторник, 10 декабря, Конституционный суд (КС) объявит решение по громкой жалобе трех москвичек, которые выросли далеко за пределами Москвы — в лагерях и ссылках. Три пожилые женщины, пострадавшие от советских репрессий, просят обеспечить им гарантированную законом компенсацию — бесплатное жилье в Москве взамен отнятых в 1930-е квартир. Позицию заявительниц ранее поддержали в КС представители президента, правительства, Госдумы, Совфеда, Генпрокуратуры и СПЧ: они заявили о долге государства компенсировать гражданам «сломанные им жизни». «Ъ» уже рассказывал истории Елизаветы Михайловой и Евгении Шашевой из семей репрессированных. Накануне объявления решения КС «Ъ» попросил кировскую журналистку Ирину Александрову встретиться с 69-летней Алисой Мейсснер, чьих родителей-немцев репрессировали в СССР по национальному признаку.

9 декабря 2019

Коммерсантъ
Репрессированных вновь поразили в правах
В Конституционный суд подана жалоба на закон «О реабилитации жертв политических репрессий» — правозащитники считают, что он ограничивает права бывших политзеков и их детей. В 1990-х годах государство обещало компенсировать гражданам жилье, отнятое в период «Большого террора». Но этого так и не произошло: власти регионов установили законодательные ограничения, из-за которых жертвы советских репрессий до сих пор не могут получить квартиры. Жалобу поддержал Совет по правам человека при президенте РФ. "Ъ" рассказывает историю одной из заявительниц иска в КС, 69-летней Евгении Шашевой, которая родилась в спецпоселении для заключенных в Республике Коми. Ее отца в 1937 году арестовали в Москве, и теперь женщина просит Конституционный суд помочь ей вернуться домой.

22 мая 2019
Коммерсантъ
Положения, оспариваемые в жалобах детей ГУЛАГа
Статья 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий»
Статья 13. Признается право реабилитированных лиц, утративших жилые помещения в связи с репрессиями, возвращаться для проживания в те местности и населенные пункты, где они проживали до применения к ним репрессий. В случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации. Это право распространяется также на членов их семей и других родственников, проживавших совместно с репрессированными лицами до применения к ним репрессий, а также на детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. При отсутствии документального подтверждения факт вынужденного переселения, связанного с репрессиями родственников, может устанавливаться судом.
Ряд положений Закона г. Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения»
Тексты жалоб
Тексты экспертных заключений
О проекте закона, подготовленном Минстроем

Илья Шаблинский
д.ю.н., профессор факультета права НИУ «Высшая школа экономики»
«После принятия Конституционным Судом России постановления от 10 декабря 2019 г. № 39-П перед федеральным законодателем возникла задача уточнения ряда положений закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Речь шла о правах лиц, которые в результате репрессий были изгнаны из своих домов и квартир и переселены в отдаленные районы страны. Конституционный Суд указал, что необходим механизм возмещения вреда жертвам политических репрессий в признанном государством объёме. До сих пор важнейшая норма, содержащаяся в статье 13 названного закона, носила вполне декларативный характер: она предполагала, что субъекты Российской Федерации могут сами в своих законах устанавливать порядок наделения жертв репрессий жилой площадью. На практике региональные законы позволяли властям уклоняться от выполнения данных обязательств.

Прямо скажем, государство в целом уже не выказывало политической воли возмещать вред, причиненный нашим согражданам много десятилетий назад. При этом, людей, являющихся жертвами репрессий с каждым годом становится все меньше. Но вот появился законопроект, формальное нацеленный на выполнение постановления Конституционного Суда. И как же мы можем его оценить? Увы, как сугубо формальный ответ на поставленный вопрос. Норма о том, что «реабилитированные лица и члены их семей принимаются на учёт и обеспечиваются жилыми помещениями», оказалась дополнена словами: «независимо от срока их проживания в соответствующей местности и (или) места жительства, имущественного положения и признания нуждающимися в жилых помещениях». Да, позитивное значение данной редакции можно усмотреть в том, что закон требует выполнения государством своих обязательств независимо от ряда условий. Но, к сожалению, конкретного правового механизма возмещения вреда закон так и не предусматривает. А значит, его можно будет игнорировать, как и раньше. Механизм может, в частности, состоять в выдаче государственных жилищных сертификатов. Право на получение таких сертификатов должно распространяться также на членов семей и других родственников, проживавших совместно с репрессированными лицами до применения к ним репрессий.

Нужно понять одну вещь: не требуя от нынешнего государства, от Российской Федерации, провозгласившей себя правопреемницей Союза ССР, компенсировать вред тем, кто был убит, замучен, изгнан или лишён имущества по воле государства несколько десятилетий назад, мы показываем, что недостаточно уважаем память наших замученных или пострадавших соотечественников. Равнодушие к их судьбам – это готовность снова терпеть произвол».
О проекте закона, подготовленном экспертами Института

Наталья Евдокимова
Ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга, член СПЧ
«В Законе «О реабилитации жертв политических репрессий» говорится о том, что каждому гражданину, который либо сам был репрессирован, либо происходит из семьи репрессированных, гарантированно жильё в той местности, откуда он(а) был(а) выслан(а) во время репрессий. Эта гарантия устанавливается не только для самих репрессированных, но и для членов их семей.

До вступления в силу Закона №122-ФЗ (2005 год), полномочия по обеспечению таких лиц жильём были возложены на Российскую Федерацию. По этому закону, полномочия по социальной поддержке граждан были распределены между субъектами РФ и самой Российской Федерацией – поддержка незаконно репрессированных граждан была отнесена к компетенции субъектов РФ. Они должны были принять порядок по предоставлению жилья репрессированным гражданам и членам их семей. Такие порядки не были приняты практически нигде, включая Москву.

В Москве существует общий порядок, в рамках которого на учёт по улучшению жилищных условий могу встать граждане, во-первых, прожившие на территории Москвы не менее 10 лет, во-вторых, имеющие в своём распоряжении метраж меньше 10 квадратных метров, в-третьих, имеющие недостаточный доход. Те, кто не попадает под эти условия, на учёт встать не могут. Таким образом, для того, чтобы просто встать на жилищный учёт, репрессированные уже должны были прожить в Москве 10 лет. Полный нонсенс!

Конституционный Суд РФ признал неконституционными и нормы Федерального Закона (которые не установили порядок получения репрессированными жилья на территории всей Федерации), и нормы закона Москвы. С нашей точки зрения, необходимо менять ситуацию. Нами был разработан законопроект, в котором очень ясная формулировка, а именно: вне всяких условий и за счёт федерального бюджета предоставлять репрессированным лицам сертификаты на приобретение жилья в регионе, откуда их выселили.

При этом, Минстрой предложил следующую версию поправок в Закон: субъекты РФ вне зависимости от условий и места проживания репрессированных и их семей, должны поставить последних на жилищный учёт. Мы считаем, что это норма «ни о чём». Поставить жертв репрессий в общую очередь (а понятно, что это люди уже совсем не молоды) – заранее предречь, что они это жильё никогда не получат».
Кратко: заседание КС РФ 22 октября 2019 года
Фотографии с заседания
(фотограф: Александр Коряков)
Made on
Tilda